Учебник подготовлен в соответствии с новой программой курса "Судебная медицина" - страница 5

4.2. Судебно-медицинская экспертиза в суде


Судебно-медицинская экспертиза в суде проводится только в стадии су-

дебного разбирательства. Основания для ее проведения такие же, как и на

стадии предварительного расследования (ст.ст. 78, 79 УПК РСФСР).

Как правило, по делам, связанным с причинением ущерба жизни и здо-

ровью людей, судебно-медицинская экспертиза обязательно проводится на

предварительном следствии. В настоящее время уголовнопроцессуальным за-

конодательством РСФСР в ст.ст. 223, 228 установлено, что судья единолич-

но, но с учетом пожеланий других лиц, участвующих в деле, решает вопрос

о вызове в судебное заседание экспертов и специалистов. Суд вправе выз-

вать как судебно-медицинского эксперта, производившего исследование

объектов на предварительном следствии, так и иного. Инициатором вызова в

суд судебно-медицинского эксперта могут быть следующие участники процес-

са: судья, прокурор, общественный обвинитель, обвиняемый, законный

представитель обвиняемого, адвокат, общественный защитник, потерпевший.

Решение о проведении судебно-медицинской экспертизы принимается

судьей в зависимости от многих обстоятельств. Целесообразно вызывать

эксперта в суд для производства экспертизы в следующих случаях: если в

заключении эксперта устанавливаются факты, существенные для дела; если

выводы экспертизы противоречат другим доказательствам по делу; если в

деле имеются экспертные заключения, содержащие противоположные выводы;

если заключение эксперта недостаточно обосновано исследованиями, выводы

неполны или неясны; если были заявлены ходатайства о вызове эксперта в

судебное заседание; если на предварительном следствии были допущены на-

рушения процессуального закона в отношении назначения и проведения экс-

пертизы; если имеются основания предполагать, что в ходе судебного засе-

дания возникнет необходимость уточнения и разъяснения обстоятельств, от-

носящихся к компетенции судебно-медицинского эксперта.

Права участников судебного разбирательства по отводу эксперта разъяс-

няются им в соответствии со ст. 272 УПК РСФСР.

Председательствующим эксперту в соответствии со ст. 275 УПК РСФСР

разъясняются его права и обязанности в соответствии со ст. 82 УПК РСФСР,

он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключе-

ния и за отказ от дачи заключения по ст.ст. 181, 182 УК. (В новом УК РФ

ст. 307 - "Заведомо ложное показание, заключение эксперта или перевод".)

Отвод эксперта регламентируется, как и на предварительном следствии,

ст.ст. 23, 66, 67, 59 УПК РСФСР.

Проведение экспертизы в суде состоит из следующих основных этапов:

изучение экспертом обстоятельств, относящихся к предмету экспертизы;

формулирование вопросов эксперту; производство исследований, включая

формирование ответов на вопросы; оглашение заключения в суде.

Подготовка материалов для проведения экспертизы в суде существенно

отличается в случаях, когда судебно-медицинская экспертиза уже была про-

ведена на предварительном расследовании и когда она не проводилась. Во

втором случае, а также если несмотря на проведенную ранее экспертизу для

ее проведения в суде требуется обеспечить эксперта необходимыми материа-

лами и объектами, суд обязан принять соответствующие меры. В первом

объектом исследования служат, как правило, заключения экспертиз, выпол-

ненных на предварительном следствии, и другие материалы дела.

Получение образцов для сравнительного исследования при проведении су-

дебно-медицинской экспертизы в суде регламентируется ст. 186 УПК РСФСР,

как и на предварительном следствии.

Для более эффективного использования времени судебного расследования

и в целях получения качественного заключения эксперта необходимо предос-

тавить эксперту возможность знакомиться с материалами дела до начала су-

дебного разбирательства.

Роль судебно-медицинского эксперта в суде активная. Он имеет право

задавать вопросы участникам процесса, знакомиться с материалами, относя-

щимися к предмету экспертизы, присутствовать при производстве следствен-

ных действий, заявлять ходатайства и др. Таким образом, характер участия

эксперта в судебном разбирательстве значительно отличается от такового

на предварительном следствии, где эксперт обладает значительно меньшими

возможностями активного участия в процессе. При всей активности роли

эксперта в суде, она все же ограничена рамками его компетенции, поэтому

эксперт может быть освобожден от участия в судебных заседаниях, когда

рассматриваются проблемы, не относящиеся к предмету его экспертизы.

В соответствии со ст. 288 УПК РСФСР после выяснения всех обстоя-

тельств, имеющих отношение к экспертизе, участникам процесса предлагает-

ся представить вопросы эксперту в письменном виде. Вопросы должны быть

оглашены, после чего они обсуждаются всеми участниками. Окончательное

формирование вопросов выполняется судом. Они передаются эксперту в

письменном виде.

Как правило, по делам, в которых на предварительном следствии уже бы-

ли проведены экспертные исследования, не требуется проведения повторного

исследования объектов, а достаточно изучения первичных материалов. Одна-

ко, если все же необходимость исследования объектов с помощью приборов

возникает, их необходимо организовать. Такие исследования могут быть

проведены в зале судебного заседания, но чаще они требуют специальных

лабораторий. Судьи и другие участники судебного разбирательства вправе

присутствовать при проведении исследований, где бы они ни проводились.

Выполняя экспертизу в суде, судебно-медицинский эксперт должен учиты-

вать разнообразную информацию, получаемую из различных источников, и в

первую очередь результаты ранее проведенных исследований. Необходимо

уделить внимание и фактам, зафиксированным в протоколе судебного заседа-

ния, их взаимоотношениям с данными судебно-медицинских исследований.

Обязательному анализу со стороны судебно-медицинского эксперта подверга-

ются материалы дополнительных запросов и ходатайств. Вновь полученная

информация сопоставляется с собранной ранее, выводы строятся с учетом и

той и другой.

Заключение эксперта оформляется в письменном виде, при его оформлении

действуют правила, изложенные в ст. 191 УПК РСФСР.

Если вопросы, поставленные перед экспертом, выходят за пределы его

компетенции или материалов недостаточно для их решения, эксперт в соот-

ветствии со ст. 82 УПК РСФСР сообщает суду в письменной форме о невоз-

можности дачи заключения.

Заключение эксперта оглашается в суде им самим. Причем это не простое

прочтение ранее написанного текста, а его творческое представление вни-

манию участников процесса, сопровождаемое демонстрацией наглядных мате-

риалов. Эксперт по ходу изложения заключения вправе давать пояснения в

общедоступной форме.

Заключение эксперта или сообщение о невозможности дать заключение

приобщаются к делу вместе со всеми приложениями.

Необходимо обратить внимание на то, что часто процессуальный закон

нарушается в случаях вызова в суд эксперта, который проводил экспертизу

на предварительном следствии. Нарушение заключается в том, что проведе-

ние экспертизы в суде подменяется обычным допросом эксперта по ранее

сделанной экспертизе. Надо иметь 8 виду, что экспертиза в суде - не про-

должение экспертизы на предварительном следствии и не дополнительная или

повторная экспертиза, а самостоятельная первичная экспертиза. Это выте-

кает из принципов судебного разбирательства. Неправомерна и подмена зак-

лючения эксперта разного рода документами типа ответов на вопросы суда и

им подобными. Если даже суд вызвал эксперта, проводившего экспертизу на

предварительном следствии, и перед ним поставлены вопросы, полностью

повторяющие вопросы на предварительном следствии, то и в этом случае

процедура проведения экспертизы в суде должна быть полностью выполнена,

а заключение проведено и оформлено в соответствии с требованиями процес-

суального закона.

Следующий этап работы суда с судебно-медицинской экспертизой - оценка

судом заключения эксперта. При этом суд учитывает результаты анализа

заключения эксперта, сделанные прокурором, адвокатом и другими участни-

ками процесса. При оценке заключения суд должен: проверить соблюдение

требований процессуального закона; оценить компетентность и квалификацию

эксперта; оценить полноту и обоснованность заключения; соотнести данные,

полученные экспертом, с другими доказательствами по делу. При положи-

тельной оценке заключения эксперта его положения войдут в систему дока-

зательств. При несогласии суда с отдельными положениями заключения экс-

перта или с заключением в целом суд должен мотивировать это.

По положению ст. 289 УПК РСФСР допрос судебно-медицинского эксперта

может быть осуществлен только после выполнения им экспертизы. Вопросы

при допросе эксперту могут быть заданы судом, а также другими участника-

ми судебного разбирательства.

Судом изучается не только экспертное заключение, данное в суде, но и

экспертизы, проведенные на предварительном следствии. Схема оценки и ис-

пользования таких заключений примерно такая же, как и для заключений,

данных в суде.

Если после изучения всех экспертных заключений и после допроса экс-

перта в суде остался невыясненным ряд вопросов, или возникли обстоя-

тельства требующие новых исследований, то в этом случае, согласно ст.

290 УПК РСФСР, могут быть назначены дополнительная или повторная экспер-

тизы. Порядок их назначения регламентируется ст.ст. 288, 289 УПК РСФСР.

Естественно, задача суда не просто организовать проведение экспертизы

и оценить ее качество, главное - квалифицированно использовать данные

судебно-медицинской экспертизы для установления фактических обстоя-

тельств по делу. Судебная практика показывает, что игнорирование, недос-

таточное внимание или непонимание судом выводов, сделанных экспертом по

поводу механизма наступления смерти, особенностей причинения повреждений

и другим вопросам, зачастую приводит к неверной оценке фактических обс-

тоятельств дела.

Судебно-медицинский эксперт, принимающий участие в судебном разбира-

тельстве, должен обращать внимание на то, как осуществляется толкование

сделанных им выводов участниками судебного разбирательства. Он вправе и

обязан делать суду заявления, если усмотрит в чьих-либо словах искажение

смысла сделанных им выводов.

При производстве дел в кассационной судебной инстанции процедура

участия экспертов и специалистов регламентируется теми же нормами, что и

при производстве в суде первой инстанции.

Использование судебно-медицинских познаний в суде в форме проведения

судебно-медицинской экспертизы - важнейший этап использования специ-

альных познаний в правоохранительной деятельности, так как именно в суде

решается вопрос о виновности или невиновности человека по поводу совер-

шенных им деяний. Поэтому юристами должно быть уделено большое внимание

процессуальным, специальным и организационным проблемам проведения су-

дебномедицинских экспертиз в суде. К сожалению, практика свидетельствует

о том, что в большинстве случаев превалирует формальный подход к прове-

дению судебно-медицинских экспертиз в суде, что в конечном итоге снижает

качество правосудия.


4.3. Участие специалиста-судебного медика на предварительном

следствии


Процессуальным законом установлена возможность привлечения судебного

медика в качестве специалиста для участия в дознании, предварительном и

судебном следствии. Статья 133 УПК РСФСР говорит, что следователь вправе

вызвать для участия в производстве следственного действия специалиста. В

статье 253 отмечаются условия вызова специалиста в суд для участия в су-

дебном разбирательстве. Дознание при проведении предварительного рассле-

дования в своих действиях руководствуется положениями ст. 133 УПК РСФСР,

так же как следователь и суд.

Процессуальное понятие специалист определяется учеными-правоведами,

как лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве

или ремесле. Специалистами в своем деле в бытовом понимании этого слова

являются в той или иной степени все лица, занятые каким-либо видом дея-

тельности. Но специалистами в процессуальном плане они становятся только

тогда, когда привлекаются уполномоченными на то лицами к проведению

следственных действий.

Таким образом, прошедший специальную подготовку судебный медик в про-

цессуальном плане становится специалистом в области судебной медицины

только после того, как согласно ст. 133 УПК РСФСР приглашен следователем

или иным уполномоченным на то лицом для участия в следственных действиях

с соблюдением всех норм права.

В определенной степени процессуальный порядок привлечения специалиста

повторяет порядок назначения эксперта. Невозможность привлечения специа-

листа к участию в проведении следственных действий оговаривается в ряде

статей. В частности, ст. 23 УПК РСФСР говорит об отводе специалиста, в

случаях когда он лично прямо или косвенно заинтересован в деле. В статье

66 УПК РСФСР "Отвод специалиста" путем отсылки к ст. 67 УПК РСФСР "Отвод

эксперта" указываются основания для отстранения специалиста от участия в

деле. Останавливаться на них нет необходимости, так как они подробно

описаны в первом разделе главы. Однако необходимо отметить, что закон

допускает привлечение в качестве специалиста лица, которое ранее уже

участвовало в этом деле в качестве специалиста (ст. 66 УПК РСФСР). В

процессуальном законе не содержится указаний в отношении возможности или

невозможности привлечения в качестве специалиста лица, ранее привлекае-

мого к участию в деле в качестве эксперта, поэтому такое действие

следствия не противоречит закону.

Специалист обязан явиться по вызову следователя; участвовать в произ-

водстве следственного действия, используя свои познания и навыки для по-

мощи следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Не-

обходимо обратить внимание на то, что в статье говорится об обязанности

специалиста обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с

обнаружением, закреплением и изъятием доказательств, причем законодате-

лем не конкретизированы рамки понятия "обстоятельства". Это дает основа-

ние на практике широко использовать судебных медиков при решении опреде-

ленных задач, связанных с выдвижением и отработкой следственных версий.

В пояснениях по поводу выполняемых им действий, которые судебный ме-

дик обязан давать следователю, он также может расширить рамки своей дея-

тельности за пределы просто помощи в обнаружении, закреплении и изъятии

доказательств. Специалист в ходе следственного действия вправе для зане-

сения в протокол делать заявления, связанные с обнаружением, закреплени-

ем и изъятием доказательств.

При планировании мероприятий с участием специалиста лицо, проводящее

расследование, может рассчитывать на помощь специалиста: в обнаружении

следов биологического происхождения; фиксации этих следов на месте их

обнаружения и изъятии их с помощью специальных средств, а также в вопро-

сах упаковки и транспортировки этих следов; анализе условий возникнове-

ния следов биологического происхождения и их принадлежности; оценке на-

капливаемой информации с позиций лица, сведущего в вопросах медико-био-

логического плана; в чисто технических вопросах применения тех или иных

средств и методов и др.

Перед началом следственного действия следователь удостоверяется в

личности специалиста, по возможности определяет его компетентность. За-

тем разъясняет ему его права и обязанности и предупреждает об от-

ветственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей.

Об этом делается соответствующая запись в протоколе следственного

действия, которая удостоверяется подписью специалиста. За отказ или ук-

лонение специалиста от выполнения своих обязанностей к нему могут быть

применены меры общественного воздействия или наложено денежное взыскание

в порядке ст. 323 УПК РСФСР. Руководители предприятия, учреждения или

организации, где работает специалист, должны выполнять требования следо-

вателя о привлечении их сотрудника к участию в следственных действиях в

обязательном порядке.

Участвуя в следственных действиях, специалист знакомится с некоторыми

данными предварительного следствия, разглашение этих данных карается по

ст. 184 УК РСФСР (ст. 310 УК РФ). До начала следственного действия сле-

дователь должен в соответствии со ст. 139 УПК РСФСР предупредить специа-

листа о недопустимости разглашения данных и взять у него подписку об

уголовной ответственности за это.

В статье 133 УПК РСФСР говорится, что следователь вправе вызвать для

участия в производстве следственного действия специалиста в случаях,

предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом. Анализ статей кодекса

показывает, что законодатель конкретно указал возможность использования

помощи специалиста судебного медика только в ст. 180 УПК РСФСР - "Осмотр

трупа". В ряде статей отмечается, что специалист может быть привлечен к

проведению следственного действия: (ст. 170 - "Порядок производства вы-

емки и обыска", ст. 174 - "Выемка почтово-телеграфной корреспонденции",

ст. 179 - "Порядок производства осмотра", ст. 183 - "Следственный экспе-

римент", ст. 186 - "Получение образцов для сравнительного исследования",

при соответствующей необходимости таким специалистом может быть судебный

медик.

При производстве ряда следственных действий нет конкретных указаний

закона на возможность привлечения специалиста. Это утверждение относится

к статьям: 123 - "Вызов и допрос подозреваемого", 150 - "Порядок допроса

обвиняемого", 158 - "Порядок допроса свидетеля", 159 - "Допрос несовер-

шеннолетнего свидетеля", 161 - "Вызов и допрос потерпевшего", 162 - "Оч-

ная ставка", 164 - "Предъявление для опознания", 175 - "Наложение ареста

на имущество", 181 - "Освидетельствование", 184 - "Назначение эксперти-

зы".

Однако это не запрещено законом. На практике при необходимости следо-

ватели привлекают специалистов судебных медиков к проведению любых

следственных действий и это не считается нарушением процессуальных норм.

Как уже отмечалось выше, в ст. 180 УПК РСФСР "Осмотр трупа" конкретно

указывается, что наружный осмотр трупа на месте его обнаружения и при

извлечении из места захоронения проводит следователь с участием врача -

специалиста в области судебной медицины, а при невозможности его участия

- иного врача. При этом такой врач, именуемый врач-эксперт, наделяется

всеми правами и обязанностями, установленными законом для специалиста

судебного медика. По этому поводу следует заметить, что привлечение вра-

ча другой специальности к осмотру трупа на месте его обнаружения не

очень желательно. Как правило, такие врачи не имеют достаточного опыта в

такого рода работе, и соответственно, их нельзя считать компетентными, а

одним из условий привлечения лица в качестве специалиста является компе-

тентность привлекаемого. Поэтому в тех местах, где нет возможности ис-

пользовать при осмотрах трупов специалиста в области судебной медицины

необходимо дополнительно специально подготовить врача иной специальности

для целей использования в осмотре трупа на месте его обнаружения в ка-

честве врачаэксперта.

В соответствии с законодательством специалистам, как и экспертам,

предусмотрено возмещение затрат в связи с выполнением ими своих обязан-

ностей, а в случаях, когда они занимаются этой деятельностью вне рамок

служебных обязанностей, они имеют право на вознаграждение (ст. 106 УПК

РСФСР).

В ходе следственного действия или непосредственно по его окончании

обязательно составляется протокол, в порядке предусмотренном ст. 141 УПК

РСФСР. Протокол зачитывается всем участникам, причем им должно быть

разъяснено право делать замечания, подлежащие включению в протокол. Все

участники следственного действия подписывают протокол. К нему прилагают-

ся материалы, выполненные в ходе следственного действия.


4.4. Специалист судебный медик в судебном следствии


Возможность вызова специалиста в суд предусмотрена ст. 253 УПК РСФСР,

осуществляется вызов в порядке, установленном ст. 133 УПК РСФСР, по ана-

логии с предварительным следствием. Решение о необходимости привлечения

специалиста принимается судьей единолично (ст. 228 УПК РСФСР). Специа-

лист судебный медик вызывается в суд повесткой (ст. 238 УПК РСФСР).

В соответствии со ст. 275 председательствующий в суде разъясняет спе-

циалисту его права и обязанности, предусмотренные ст. 133 и предупрежда-

ет об ответственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязан-

ностей. Права и обязанности специалиста по большинству положений повто-

ряют таковые применительно к эксперту, поэтому нет необходимости оста-

навливаться на них подробно. Отвод специалиста, предусмотренный ст. 66

УПК РСФСР имеет под собой те же основания, что и отвод эксперта (ст. 66

отсылает нас к ст. 67), но в отличие от эксперта участие ранее лица в

качестве специалиста по данному делу не является основанием для его от-

вода в последующем. Процессуальный порядок отвода специалиста предусмот-

рен ст. 66 УПК РСФСР.

Участниками судебного разбирательства может быть заявлено ходатайство

о вызове специалистов дополнительно к тем, которых пригласил суд. Суд

вправе удовлетворить эти требования или мотивированно отклонить их (ст.

^ 276 УПК РСФСР).

Вызов в суд специалиста судебного медика законодательно предусмотрен

в следующих целях: для участия в осмотре вещественных доказательств, ес-

ли в ходе такого осмотра возникает необходимость предъявить вещественные

доказательства судебному медику, при этом последний имеет право обращать

внимание суда на те или иные обстоятельства, связанные с таким осмотром

(ст. 291 УПК РСФСР); для участия в осмотре местности и помещения соглас-

но ст. 293 УПК РСФСР, при этом со стороны других участников процесса

специалисту могут быть заданы вопросы, связанные с выполняемым осмотром,

судебный медик инициативно вправе обращать внимание участников осмотра

на обстоятельства, способствующие ясности по делу.

Вся информация о судебном заседании, включая и данные, связанные с

привлечением специалиста, фиксируется в протоколе судебного заседания в

соответствии со ст. 264 УПК РСФСР.


4.5. Внепроцессуальная деятельность судебных медиков


Внепроцессуальная деятельность занимает значительное место в работе

судебных медиков. Это объясняется тем, что охрана прав граждан не огра-

ничивается рамками только процессуальных действий, ее границы значи-

тельно шире.

Наиболее распространены следующие формы внепроцессуальной деятельнос-

ти судебных медиков.


4.5.1. Судебная медицина в оперативно-розыскной деятельности


Законом "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г.

N144-ФЗ оперативно-розыскная деятельность (ОРД) определяется как вид де-

ятельности, осуществляемый оперативными подразделениями государственных

органов, посредством проведения гласных и негласных оперативно-розыскных

мероприятий. В раскрытии и расследовании уголовных преступлений против

жизни и здоровья граждан наиболее значима роль аппаратов уголовного ро-

зыска Министерства внутренних дел. Поэтому значение судебной медицины

для ОРД рассматривается в данном разделе главы применительно к дея-

тельности аппаратов уголовного розыска МВД.

Использование судебно-медицинских познаний в деятельности уголовного

розыска напрямую связано с выполнением им своих основных задач. К ним

относятся:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а

также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или

совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания,

следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыск

без вести пропавших граждан и установление личности неизвестных лиц;

- добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу бе-

зопасности Российской Федерации.

Задача специалистов судебных медиков оказывать помощь сотрудникам

оперативных аппаратов в проведении ими специальных мероприятий в тех

случаях, когда требуется: исследовать с использованием специальных меди-

цинских познаний материальные объекты и документы в целях получения ин-

формации; проанализировать имеющуюся информацию с использованием позна-

ний в медицинской области; получить медико-биологическую информацию от

лиц, объектов оперативно-розыскной деятельности: оказать техническую по-

мощь в работе с объектами биологического происхождения; консультация

специалиста медицинского профиля и т.п.

Оперативно-розыскная работа проводится по определенным основаниям,

они многообразны, но некоторые из них таковы, что требуют обязательного

участия специалиста в области судебной медицины. В частности, к таким

основаниям относятся случаи, когда органам, осуществляющим оператив-

но-розыскную деятельность, становится известно о без вести пропавших лю-

дях и обнаружении трупов неизвестных граждан. В работе по этим направле-

ниям судебные медики, специализирующиеся в области медико-криминалисти-

ческой идентификации личности, осуществляют помощь оперативным работни-

кам в сборе, обработке и использовании идентификационной информации как

о пропавших без вести лицах, так и о неопознанных погибших гражданах.

В ходе работы по возбужденному уголовному делу оперативные подразде-

ления органов внутренних дел выполняют самостоятельную работу, направ-

ленную на раскрытие преступления, а также работают по заданиям дознания,

следствия, прокурора и суда. При решении проблем они сталкиваются с воп-

росами, в той или иной степени относящимися к компетенции судебных меди-

ков, в таких случаях они также прибегают к помощи соответствующих специ-

алистов. При этом необходимо отметить, что в рамках уголовного дела опе-

ративные подразделения могут привлекать судебных медиков к внепроцессу-

альному взаимодействию без соответствующего оформления, в этом случае

результаты, полученные медиками, не будут иметь статус доказательств.

Если по поручению следователя оперативные работники проводят

следственное действие и привлекают к нему судебного медика, то оформлен-

ная соответствующим образом деятельность специалиста будет носить про-

цессуальный характер (описана в начале этой главы), а полученные ре-

зультаты будут иметь статус доказательств. Участие судебного медика в

выполнении такого рода поручений следователя не относится к оператив-

но-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность осуществляется в форме оператив-

но-розыскных мероприятий. На практике чаще всего с участием судебного

медика проводятся следующие из них:

1. Исследование предметов и документов.

2. Сбор образцов для сравнительного исследования.

3. Отождествление личности.

4. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и

транспортных средств.

5. Оперативный эксперимент.

А также другие, если при их выполнении возникают проблемы медико-био-

логического плана.

Специалист в области судебной медицины выполняет поручения оператив-

но-розыскных подразделений чаще всего по их письменной просьбе. В письме

с просьбой провести исследование или принять участие в мероприятии ука-

зывается цель участия специалиста, краткие обстоятельства случая, конк-

ретные задачи и другая информация в пределах необходимых для эффективно-

го участия специалиста. Как правило, после проведения мероприятия или по

окончании исследования специалист судебный медик составляет справку.

Построение этого документа произвольное, но обычно в нем указывается ос-

новная информация подобная той, которая заносится в заключение эксперта.

То есть, кем проведено и какое мероприятие, дата, время и место проведе-

ния, на основании чего выполнялась работа, краткие обстоятельства дела,

описание объекта исследования, осмотра или анализа, краткое описание

процесса работы, полученные результаты, выводы, рекомендации и предложе-

ния. Это примерная схема такого рода документа. Такие справки помещаются

в дела оперативного учета. Справка судебного медика, выполненная в ходе

проведения оперативно-розыскного мероприятия, устанавливающая важные

фактические данные по делу, может быть приобщена следователем к уголов-

ному делу в порядке, предусмотренном для "иных документов" (ст.ст. 69 и

^ 70 УПК РСФСР).

Если судебный медик не оформляет своего отдельного документа, то по-

лученные им существенные данные могут быть включены в справку, составля-

емую оперативными сотрудниками, такой документ они могут подписать сов-

местно.

В качестве примера участия специалиста судебного медика в оператив-

но-розыскных мероприятиях приведу случай из практики.

В 1984 г. 5 июля в лесополосе у г. Шахты Ростовской области был обна-

ружен полусгнивший полумумифицированный и частично скелетированный труп

девочки 10-12 лет с множественными повреждениями (все приводимые данные

о погибших установлены в результате проведения в последующем судебно-ме-

дицинских экспертиз). При повторном осмотре места происшествия и приле-

гающих к нему участков местности 27 июля 1984 г. в нескольких стах мет-

рах от трупа девочки был обнаружен труп женщины 30-35 лет, также с мно-

жественными повреждениями. Личности убитых были неизвестны. В ходе вто-

рого осмотра руководством уголовного розыска Ростовской области была

высказана версия о том, что убитые могут быть мать и дочь.

Однако в ходе судебно-медицинских экспертиз трупов была установлена

разная давность наступления смерти погибших. А именно, эксперты сочли,

что смерть девочки наступила раньше, чем смерть женщины. Различия сроков

наступления смерти протяженностью в месяц практически исключили указан-

ную версию о гибели матери и дочери.

В сентябре того же года в Ростов-на-Дону прибыла бригада Главного уп-

равления уголовного розыска МВД СССР для оказания помощи в работе по

конкретным убийствам, совершенным на территории Ростовской области. В

составе бригады был специалист в области судебной медицины.

В ходе работы по делу специалист познакомился с отброшенной версией о

погибших матери и дочери. После изучения судебномедицинских заключений,

протоколов осмотров мест происшествия и других материалов было выдвинуто

предположение о том, что информация о разнице в сроках наступления смер-

ти недостаточно хорошо обоснована. В ходе дискуссии специалиста из бри-

гады Главного управления уголовного розыска с судебными медиками, иссле-

довавшими трупы, ее участники сошлись во мнении, что при определенных

условиях воздействия внешней среды на трупы взрослой женщины и девочки

посмертные изменения на них могли развиться за один и тот же период вре-

мени. Фактически был сделан вывод о том, что они могли быть убиты в один

и тот же день. Таким образом, ранее отброшенная версия получила второе

рождение.

Но надо было подкрепить эту версию. Для этого было решено провести

морфологическое сравнение черепов предполагаемой матери и дочери, с

целью обнаружения их сходства. Разработанных медико-криминалистических

методик такого рода исследований не было, поэтому проведение экспертизы

было невозможно, так как одним из обязательных требований к экспертизе

является требование о наличии научнообоснованной методики исследования.

По письменному предложению уголовного розыска было проведено науч-

но-практическое исследование, в ходе которого, с опорой на данные антро-

пологии, анатомии, судебной медицины и теории криминалистической иденти-

фикации, черепа указанных трупов сравнивались между собой, а также с де-

сятком других женских черепов, отобранных произвольно из коллекции. Ра-

бота показала интересный результат. Сходство исследуемых черепов было

значительным, около 60-70% изученных признаков, в той или иной степени,

повторялись. При сравнение же исследуемых черепов с посторонними уровень

"сходства" едва достигал 10-15%. Разница была очевидной. Сходство двух

черепов может быть обусловлено или генетическим родством погибших или

случайностью. Но уровень случайного совпадения по исследованным призна-

кам был приблизительно определен и составил 10-15%. Следовательно

сходство исследуемых объектов генетически обусловлено. По результатам

исследования была оформлена подробная справка, в ней был сделан вывод о

том, что погибшие могли быть матерью и дочерью.

Вооружившись хорошо обоснованной версией оперативные работники прове-

ли большую работу. Начали, естественно, с учетов пропавших без вести

лиц, но нигде на учете пропавших матери и дочери не состояло. Предприняв

дополнительные меры, оперативники вышли наконец на пропавших без вести.

Это были мать и дочь Петросян, пропавшие в мае 1984 г. То, что исследо-

вались именно их трупы, было доказано в последующем судебно-медицинскими

и криминалистическими экспертизами, а затем полностью подтвердилось в

суде.

Как стало известно в последующем, А.Р. Чикатило был знаком со старшей

Петросян Татьяной, неоднократно имел с ней половые контакты еще до дня

убийства в мае 1984 г. В день убийства он пригласил старшую Петросян от-

дохнуть на дачу, один из любимых его предлогов для заманивания жертвы в

лесополосу. При этом настойчиво просил взять с собой и дочь Светлану де-

сяти лет. Уже в лесополосе он с согласия матери отправил дочь погулять,

и, после того как та ушла, ударами специально захваченного молотка убил

старшую Петросян. После этого нашел в лесополосе девочку, убил, изнаси-

ловал и растерзал ее.

Приведенный пространный пример достаточно наглядно иллюстрирует воз-

можные варианты взаимодействия аппаратов уголовного розыска с судебными

медиками при установлении личности неизвестных погибших граждан и в це-

лом при раскрытии и расследовании убийств.


4.5.2. Деятельность судебных медиков по обеспечению доследственных

проверок, осуществляемых правоохранительными органами


В соответствии сост. 109 УПК РСФСР прокурор, следователь, орган доз-

нания и судья обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершен-

ном или подготовляемом преступлении и принимать по ним решение. Такими

решениями могут быть: возбуждение уголовного дела; отказ в возбуждении

уголовного дела; передача заявления или сообщения по подследственности

или подсудности.

При неясности обстоятельств случая до принятия одного из решений не-

обходимо провести проверочные действия, направленные на выявление нали-

чия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела. Если воп-

рос касается каких-либо действий, направленных на человека, или эти

действия предполагаются, то, как правило, проверка обстоятельств осу-

ществляется органом дознания.

В ходе такого рода проверки орган дознания истребует необходимые ма-

териалы и получает объяснения. Истребованы могут быть как уже готовые

материалы, проливающие свет на какое-либо событие, так и материалы, для

подготовки которых требуется проведение исследований, ревизий и тому по-

добных действий.

В случаях, когда сообщение или заявление касается фактов смерти чело-

века или причинения ему какого-либо вреда, в ходе проверки возникает не-

обходимость привлечения судебных медиков. Например, при обнаружении тру-

пов лиц сравнительно молодого возраста, без признаков насилия, умерших в

условиях неочевидности от неизвестной причины, прежде чем отказать в

возбуждении уголовного дела или возбудить его, необходимо установить

причину смерти человека.

В этом случае в рамках проверочных действий, проводимых органом доз-

нания, судебные медики в соответствии с запросом органа дознания произ-

водят судебно-медицинское исследование трупа. После установления причины

смерти обоснованно может быть принято одно из трех решений, указанных в

ст. 109 УПК РСФСР.

Такого рода деятельность может быть осуществлена судебными медиками

не только в случаях обнаружения трупа, но и при заявлениях живых лиц о

вреде, причиненном их здоровью, при обнаружении объектов биологического

происхождения и при исследовании разного рода информационных материалов.

Судебно-медицинские исследования в рамках проверочных действий право-

охранительных органов осуществляются на основании письменных обращений

последних. По результатам исследования оформляется: "Акт судебно-меди-

цинского исследования трупа" - при исследовании трупа; "Акт судебно-ме-

дицинского освидетельствования живого лица" - в соответствующих случаях;

при исследовании иных объектов или информационных материалов может быть

оформлена "Справка по результатам исследования".

Указанная выше деятельность судебных медиков имеет большое значение

для выявления скрытых преступлений против жизни и здоровья людей.


4.5.3. Иные внепроцессуальные способы взаимодействия судебных медиков

с правоохранительными органами


Возможности судебных медиков по оказанию помощи правоохранительным

органам не ограничиваются только работой по конкретным случаям. Для по-

вышения эффективности работы по раскрытию и расследованию преступлений

большое значение имеет организация постоянного взаимодействия судеб-

но-медицинских учреждений с органами дознания, следствием и судом.

Хорошо зарекомендовали себя в практической деятельности следующие

формы организации взаимодействия.

1. Обмен аналитическими материалами.

Органы, входящие в правоохранительную систему, постоянно проводят

аналитическую работу, в ходе которой анализируют сложившуюся криминоген-

ную обстановку, определяют факторы влияющие на нее, прогнозируют

дальнейшее развитие ситуации, планируют меры положительного воздействия.

В свою очередь организационно-методические отделы и группы Бюро су-

дебно-медицинской экспертизы проводят работу по накоплению, обработке и

систематизации опыта работы.

Обмен такого рода информацией позволяет обеим сторонам повышать ка-

чество своей работы. Обмен аналитической информацией может быть налажен

на постоянной основе через современные компьютерные средства связи.

2. Проведение организационно-методических совещаний с приглашением

руководителей судебно-медицинских подразделений в правоохранительных ор-

ганах и, наоборот, с приглашением руководителей правоохранительных

структур на таковые в судебно-медицинских экспертных учреждениях.

Такого рода совещания проводятся и в тех и других ведомствах как в

связи с окончанием работы за определенный период времени (полугодие, год

и т.д.), так и по определенным вопросам. Целесообразно практиковать вза-

имопосещение таких совещаний, что позволит подводить итоги взаимо-

действия и намечать мероприятия по их дальнейшему развитию.

3. Совместное проведение научно-практических конференций.

Научно-практические конференции, как правило, проводятся в целях

обобщения опыта научной и практической работы за определенный период

времени в определенных направлениях деятельности. Такие мероприятия осу-

ществляются как в правоохранительных органах, так и судебными медиками.

Ценность их заключается в том, что на них глубокому научно-практическому

анализу подвергаются наиболее актуальные вопросы деятельности, причем в

ходе этого анализа обобщается опыт работы на уровне регионов или всей

страны. Результаты работы таких форумов оказывают влияние на разработку

и внедрение долгосрочных программ развития.

4. Организация общих научно-практических неформальных объединений.

Объединения граждан по интересам на профессиональной основе, но вне

рамок основной служебной деятельности, оказывают значительное положи-

тельное влияние на развитие профессиональной деятельности по месту ос-

новной работы. Об этом свидетельствует опыт, накопленный у нас в стране

и за рубежом. Причем такого рода общества, союзы, ассоциации и другие

некоммерческие объединения могут носить узкоспециальный характер или

объединять большое количество специалистов из разных областей дея-

тельности, но связанных друг с другом на основе какого-либо принципа.

Для примера можно привести деятельность Российского научного общества

судебных медиков и криминалистов, работающего уже не один десяток лет.

Особенно много таких объединений в США и других развитых странах.

Например, с 1915 г. существует Международная ассоциация по идентифика-

ции, в которую входят специалисты-криминалисты, судебные медики, сотруд-

ники правоохранительных органов и иные граждане, в какой-либо степени

занятые научными и практическими исследованиями в области судебной иден-

тификации.

5. Взаимное обучение. Постоянное образование - один из принципов под-

держания высокого профессионального уровня сотрудников любого учрежде-

ния. Очень важно реализовать этот принцип применительно к деятельности

по раскрытию и расследованию преступлений.

Работа правоохранительных органов и помогающих им судебномедицинских

учреждений связана между собой общими целями, поэтому взаимообучение не-

обходимо. Судебные медики должны осваивать все новое, что появляется в

работе органов дознания, следствия и суда, а сотрудники этих органов в

свою очередь должны быть в курсе новинок судебной медицины. Но важны не

только новинки, важно, чтобы новички в такого рода работе могли бы ис-

пользовать опыт, накопленный своими более опытными товарищами, в том

числе и опыт сотрудников смежных специальностей. С указанными целями це-

лесообразно организовать взаимообучение сотрудников правоохранительных

органов и судебных медиков. Такое обучение, например в рамках служебной

подготовки, эффективно на любом уровне.

Кроме указанных в данной части главы, могут использоваться и некото-

рые другие методы внепроцессуального взаимодействия судебных медиков и

сотрудников правоохранительных органов.


4.6. Самостоятельное использование судебно-медицинских данных дозна-

нием, следствием и судом


Как бы ни была велика помощь специалистов судебных медиков в раскры-

тии и расследовании преступлений, субъекты правосудия не могут обойтись

без самостоятельной работы с судебно-медицинской информацией.

Все возможные варианты самостоятельного использования судебномеди-

цинских познаний субъектами раскрытия и расследования преступлений можно

разделить на две большие группы.

1. Первая группа вариантов - представители правоохранительных органов

сами без помощи специалистов обнаруживают, фиксируют, изымают, изучают,

анализируют, оценивают и используют доказательства медико-биологического

плана. Однако полное проведение дела без участия специалиста судебного

медика в случаях, когда по делу имеются соответствующие вещественные до-

казательства, практически невозможно, так как с процессуальной точки

зрения в таком деле будут значительные нарушения. Но на отдельных этапах

работы, когда возникли обстоятельства, исключающие возможность привлече-

ния судебного медика, самостоятельная работа возможна и необходима.

В нашей российской правоохранительной деятельности есть несколько ти-

пичных моментов, когда объекты медико-биологического характера исследу-

ются без участия специалистов. Например, из-за недостатков в организаци-

онном обеспечении большая часть трупов, обнаруженных без видимых призна-

ков насилия, осматривается без участия медиков. Часто возникают ситуа-

ции, когда объекты биологического характера случайно появляются в поле

зрения органов, занимающихся раскрытием и расследованием преступлений,

например в ходе обыска или другого следственного действия, когда участие

специалиста-судебного медика заранее не предусматривалось. Возможны и

другие подобные ситуации. Часто подобные случаи имеют место в оператив-

но-розыскной деятельности, когда в силу особенностей ситуации сотрудник

оперативного аппарата должен полагаться только на свои собственные поз-

нания.

В таких ситуациях работникам правоохранительных органов следует при-

держиваться нескольких правил: по возможности, откладывать работу с

объектом до прибытия специалиста-судебного медика; как можно более

объективно зафиксировать состояние объекта биологического происхождения

с применением технических средств; изымать объект следует с предосторож-

ностями, так как при физическом воздействии на него могут быть внесены

существенные изменения, кроме того, объекты биологического происхождения

могут быть опасными для человека; сохранять объекты биологического про-

исхождения необходимо, в условиях препятствующих их гниению; изучать

объекты на месте их обнаружения можно только методами, не изменяющими

их; объекты биологического происхождения необходимо в кратчайшие сроки

доставить специалистам.

Работая на месте происшествия, необходимо помнить, что внешний вид

объектов биологического происхождения может быть очень разнообразным и

далеким от наших представлений о них.

В момент обнаружения объекта биологического происхождения не следует

скоропалительно решать вопрос о его важности для дела.

Неписаное правило криминалистики гласит, что лучше изъять много лиш-

него, чем не изъять что-то нужное.

Именно с учетом сказанного выше начинающих юристов учат не только

инициировать проведение судебно-медицинских исследований и использовать

их результаты, но и самостоятельно осуществлять некоторые простейшие

действия и исследования на месте происшествия.

2. Вторая группа вариантов - использование готовой информации, пре-

доставляемой специалистами судебными медиками. При работе с готовой ин-

формацией от сотрудников правоохранительных органов требуется правильно

понимать судебного медика и адекватно использовать полученную от него

информацию.

В практике нередки случаи переоценки или недооценки значения судеб-

но-медицинских данных для решения проблем раскрытия и расследования

преступлений. Излишне доверчивое отношение к выводам судебного медика

или игнорирование их значения может привести к ошибкам в установлении

фактических обстоятельств дела.

Во избежание ошибок первого и второго рода рекомендуется следователям

и другим юристам, использующим судебно-медицинскую информацию, активнее

использовать такие формы взаимодействия с судебными медиками, как допрос

специалиста или эксперта, консультации с независимыми специалистами и

другие, направленные на получение информации из различных независимых

источников.

Самостоятельное использование судебно-медицинских данных в работе по

раскрытию и расследованию преступлений дознавателями, следователями,

судьями и особенно оперативными сотрудниками требует значительной специ-

альной их подготовки.

Подводя итог сказанному в данной главе, необходимо подчеркнуть, что

при раскрытии и расследовании преступлений против жизни и здоровья людей

судебная медицина оказывает существенное влияние на работу правоохрани-

тельных органов. Ее влияние распространяется на решение практически всех

главных задач. В частности:

1. Судебными медиками проводится большая по объему и сложная по своей

сути работа по выявлению признаков скрытых преступлений путем допроцес-

суального исследования объектов. В первую очередь к таким объектам отно-

сятся трупы людей, умерших скоропостижно в условиях неочевидности, без

внешних признаков насильственной смерти. При этом главная задача судеб-

ных медиков - установление категории и вида смерти.

В качестве примера, иллюстрирующего данное положение, можно привести

следующий случай. Труп гражданина Р. 37 лет был обнаружен в сквере на

скамейке. При его осмотре на месте обнаружения видимых признаков на-

сильственной смерти не обнаружено.

Труп был направлен в судебно-медицинский морг. В сопроводительном до-

кументе было сказано, что труп направляется для определения причины

смерти. При судебно-медицинском исследовании трупа в морге было обнару-

жено кровоизлияние в мягких тканях теменной области, кровоизлияние под

оболочки мозга, сдавление вещества мозга излившейся кровью. Судебно-ме-

дицинский эксперт сделал вывод, что смерть наступила от сдавления мозга

излившейся под его оболочки кровью. Травма произошла от удара тупого

предмета в теменную область головы, происхождение этой травмы от

действия собственной руки или от падения с высоты собственного роста ма-

ловероятно.

Таким образом, были получены первые данные, свидетельствующие о воз-

можности совершения преступления. В дальнейшем проведенной оператив-

но-розыскной и следственной работой было установлено, что гражданин Р.

получил удар по голове во время ссоры со своим товарищем по распитию

спиртных напитков, после чего, примерно через три часа, скончался.

2. Судебно-медицинские исследования, при определенных обстоя-

тельствах, могут позволить квалифицировать преступление в соответствии с

той или иной статьей уголовного кодекса.

Наиболее ярким примером этому положению служит экспертиза живых лиц

по поводу причиненных им повреждений. В таких случаях судебный медик на

основании изучения характера повреждений решает вопрос об их степени тя-

жести. Установив, например, что повреждения носят характер опасных для

жизни он фактически предопределяет, что при наличии всех других призна-

ков состава преступления обвиняемый должен быть привлечен к ответствен-

ности за причинение тяжких телесных повреждений.

Оказать влияние на квалификацию преступления могут и некоторые другие

выводы судебного медика.

3. Некоторые результаты судебно-медицинских исследований позволяют

следствию и розыску получить достаточно индивидуальные диагностические

характеристики лица, совершившего преступление.

По биологическим объектам, происходящим от преступника, можно устано-

вить его половую и групповую принадлежность, а в некоторых случаях и бо-

лее индивидуальные характеристики.

Например, А.П. Загрядская с соавторами описала такой случай.

В ядрах клеток корней волос, зажатых в руках убитой женщины, при ци-

тологическом исследовании было установлено наличие двойного набора

Y-хромосом, что свидетельствует о наличии редкой мужской патологии три-

сомии по Y-хромосоме. Кроме такого вывода, следствию были представлены

данные литературы, свидетельствующие, что мужчина - носитель такой ано-

малии может иметь высокий рост, астеническое телосложение, повышенную

агрессивность, некоторое снижение интеллекта и воспроизводительной спо-

собности. Среди нескольких подозреваемых только один имел похожие харак-

теристики личности. С ним была проведена оперативная и следственная ра-

бота, и в конечном итоге он был изобличен в совершении данного преступ-

ления.

Иногда по повреждениям на теле жертвы можно получить интересную ин-

формацию о преступнике. Например, в одной из экспертиз судебные медики

по расположению множественных повреждений на расчлененном трупе сделали

вывод о том, что преступник все повреждения причинял, вероятнее всего,

только левой рукой. На основании такого вывода предположили, что прес-

тупник или не имеет правой руки, или она у него повреждена и не работа-

ет, или он ярковыраженный левша. Оперативно-следственным путем среди

лиц, имевших мотив для убийства, был выявлен мужчина без правой руки. В

дальнейшем были получены доказательства того, что убийство и расчленение

совершил именно он.

4. Некоторые судебно-медицинские исследования, при определенных обс-

тоятельствах, могут позволить провести индивидуальную идентификацию

преступника или орудия преступления, что дает в руки следствия очень

ценные доказательства.

Одним из наиболее ярких в этом плане методов является бурно развиваю-

щийся метод генотипоскопии. С его помощью путем сравнительного исследо-

вания объектов биологического происхождения, обнаруженных на месте про-

исшествия и изъятых у конкретного лица, может быть идентифицирована лич-

ность человека с вероятностью ошибки настолько малой, что ею можно пре-

небречь.

Идентификация орудия травмы, например по следам скольжения на твердых

тканях тела человека, также имеет большое значение для установления важ-

нейших обстоятельств совершения преступления.

5. Важное значение имеет судебно-медицинское исследование жертвы

преступления, особенно в тех случаях, когда личность погибшего человека

неизвестна. Судебно-медицинские исследования могут позволить установить,

кто погиб, и тем самым дают возможность выйти на преступника.

Приведу пример, иллюстрирующий сказанное. Сотрудникам уголовного ро-

зыска было необходимо установить личность человека, чей труп был расчле-

нен с целью сокрытия преступления. При этом голова и кисти рук трупа от-

сутствовали, а имевшиеся части тела были в состоянии сильно выраженного

гниения. На большой берцовой кости правой ноги были обнаружены следы

сросшегося перелома, причем сросшиеся кости были зафиксированы (при хи-

рургическом вмешательстве) нестандартными металлическими пластиной и шу-

рупами.

По этим приспособлениям был установлен мастер, который их изготовил,

через него вышли на хирурга, лечившего погибшего человека, по истории

болезни установили его личность, а через жертву вышли на предполагаемого

убийцу.

6 Посредством судебно-медицинских исследований могут быть установлены

очень важные фактические обстоятельства дела. Например, взаимоположение

жертвы и убийцы в момент причинения повреждений, дистанция выстрела,

прижизненность или посмертность повреждений, и так далее.

Очень часто информация, полученная судебными медиками при исследова-

нии объектов судебно-медицинской экспертизы, не может быть получена ни-

каким другим путем, что делает судебную медицину незаменимой при раскры-

тии и расследовании преступлений против жизни и здоровья людей.



8618682511740380.html
8618767706250095.html
8618877889431021.html
8618925486095014.html
8619030183269843.html