Глава первая - Если Вы читали моё первое по счёту, но не по важности написанного, произведение, то Вас не удивит...

Глава первая.


Я с самого раннего детства ненавидела свой цвет волос, своё лицо. Дети жестоки, и я страдала от этого ничуть не меньше полных детишек. За исключением только одного: их дразнили толстяками и прочее, а меня рыжей-рыжей-конопатой.

Но пролетели годы, и я поняла, что на самом деле являюсь довольно симпатичной девушкой, на которую обращают внимание молодые люди так же, как и на блондинок, брюнеток и иже с ними. Я перестала стесняться лица, которое, как всегда говорила моя бабушка, «любило солнышко»; перестала прятать волосы под всевозможными кепками, шляпками, шапками. Я постаралась искренне полюбить себя, но получалось не очень. Хотя, меня и такое положение вещей вполне устраивало: я любила себя ровно настолько, чтобы не сутулиться под гнётом собственной стеснительности и неуверенности, и не любила себя настолько, чтобы не задирать нос слишком высоко. Ваша покорная слуга – Ирэн Леонидовна Шилова – прекрасно знала обо всех своих недостатках и достоинствах и была даже можно сказать, мудра в вопросе отношения к самой себе, несмотря на юный возраст в восемнадцать лет.

Сегодня какой-то сумасшедший день, честное слово. С самого утра я со всеми цапаюсь, как неудовлетворённая в марте кошка. Мир сошёл с ума, а вместе с ним помутился и мой рассудок. Стоило только проснуться, как посыпались упрёки и обиды.

- Что это за Денис в твоём телефонном справочнике? Когда я уезжал, этого не было! С кем ты здесь познакомилась, а? Трахаешься со всеми подряд тут, да?! Пока меня нет, полгорода успела осчастливить?! – Вот и попробуйте проснуться в хорошем настроении, если, стоит только открыть глаза, сразу видишь бывшего когда-то любимым, а теперь надоевшим своей постоянной ревностью человека, который материт вас почём зря. Дима вот уже полчаса доказывает мне с пеной у рта, будто я та ещё шлюха, и вообще, я должна быть благодарна ему за его терпение.

- Дим, я ещё раз тебе говорю – это ОДНОКУРСНИК мой бывший. Телефон взяла на всякий случай, так как он хорошо разбирается в компьютерах, а я, как ты прекрасно знаешь, с этой техникой на вы. Чего ты орёшь, как полоумный? – Я устало накидываю халат и бреду в ванную. Вот и всё, настроения нет, на плечах по три тонны чужого негатива с каждой стороны, которые придавливают к земле.

- Знаю я твоих однокурсников! То один, то второй, третий, пятый! Сколько их было уже удалено из справочника лично мной, а?! Сучка ты, с постоянной течкой… - Отлично. Дима подвёл итог милой утренней беседы. Сейчас выпьет кофе и начнёт извиняться. Так было уже долбанную сотню раз.

Номера телефонов он и впрямь удаляет, но только почему-то не возмущается, когда они возвращаются на своё законное место. Или просто не замечает их, так как они – пройденный этап, пережитая вспышка ревности.

Мы вместе уже полтора года. За это время всего каких-то семь месяцев на любовном фронте всё было спокойно и военные баталии не разворачивались с такой ожесточённостью. Так, парочка побитых физиономий в барах, которые, кстати, сами виноваты в том, что Дмитрий их попортил; пара разбитых бокалов в моей квартире… Всё остальное время – война. Он часто ездит в командировки, а потому думает, будто только Дима за порог, я сразу прыгаю к кому-то в койку. Как с первой командировки это всё началось, так всегда и проходит по одному сценарию: он в бешенстве удаляет все незнакомые мужские телефонные номера из моего мобильного; потом утверждает, что я последняя шлюха; немного остыв, пьёт кофе и просит прощения. В это время я слабо отбиваюсь от оскорблений; принимаю душ, сбрасывая весь его гневный негатив; прихожу на кухню выпить чаю, а там уже Димочка суетится, готовя мне полезный и вкусный завтрак. Через пару-тройку дней всё начинается сначала, только здесь могут быть другие причины, так как он ещё не уехал, и я, соответственно, нахожусь под тотальным контролем.

Сначала мне даже нравилась его ревность. Я тихо ликовала, когда он, замечая на мне чей-то заинтересованный взгляд, начинал свирепеть. Но потом это настолько осточертело, что я просто не знаю, как жить дальше. С одной стороны, я люблю его. А с другой, мне этот человек бывает иногда настолько противен, что невольно возникает в голове вопрос: а зачем тебе вообще это надо, дорогая? Когда дело не доходило до оскорблений, всё было нормально, ну, более или менее. А потом началось такое, что и произносить вслух страшно стыдно. К тому же Димка приезжий, живём мы вместе в моей огромной квартире, оставшейся мне от покойной бабушки, которая воспитывала меня. Вследствие постоянного проживания на одной жилплощади возникают всё новые проблемы, и куда-то деться от них практически нереально.

К слову сказать, реальных поводов для ревности я Диме не давала никогда. Я ни разу не изменяла ему даже в поцелуе, хотя возможностей был миллион. Несмотря на это, мой дорогой продолжает упорно утверждать, что я переспала с половиной города.

А вообще, знаете ли, я бы давно его бросила, только держит несколько чувственных факторов: я как-никак всё ещё пытаюсь сохранить любовь к нему, каковая угасает всё больше с каждой ссорой; и, самое ужасное в мире чувство, которое я просто терпеть не могу, но испытываю к Диме – мне его жалко. Правда, жалко. В плане того, что ему негде жить, он только недавно устроился на более-менее нормальную работу; он на самом деле любит меня. Хотя по поводу последнего моя подруга Лёлька (на самом деле её зовут Юля) постоянно спорит, говоря, будто он так себя ведёт (как по-настоящему любящий человек) только потому, что пока мы вместе, у него шикарная жилплощадь в центре города и прекрасная девушка под боком. Если честно, мне и самой такие мысли в голову приходили, а как только это происходило, я тут же хотела прибежать к Диме и высказать всё, что наболело, после чего вальяжно так бросить: «Кстати, прошу тебя больше не занимать место в этой квартире, я не хочу больше иметь с тобой никаких отношений». Стоило прибежать к нему, как он так нежно и жалобно заглядывал мне в глаза, что я обо всём забывала.

Так вот получилось и в это сумасбродное утро: я вышла из душа с твёрдым намерением сказать ему о логическом завершении наших отношений, вошла на кухню и поняла – не могу. Он так красивенько накрыл стол, поставил в вазочку шикарную лилию (откуда что берётся?!), так нежно смотрел на меня…

- Детка, прости меня, я был не прав, - Дима обнял меня и поцеловал в щёчку. – Ты же знаешь, я безумно люблю тебя, ты самая лучшая на свете. Оставляя здесь тебя одну, мне кажется, будто все мужчины в городе объявляют друг другу войну за твоё сердце. Прости меня. Давай сегодня проведём день только вдвоём? Вечером ты, наверно, хотела бы с Лёлькой куда-нибудь сходить?

А вот это что-то новенькое! Он ненавидит Лёлю за то, что она просто моя подруга. У него нет причин её не любить, однако он именно так и поступает. По этому поводу Юлька высказывает предположение, будто он и к ней меня ревнует. Если быть откровенной, одно время мне даже казалось, что она в него влюблена, а потом наваждение прошло. Они просто не любят друг друга и пытаются меня разделить.

- Ну, даже не знаю. Мы с ней не говорили на эту тему, а вообще хотелось бы где-нибудь посидеть и поболтать. – Я всё ещё в маленьком шоке от таких перемен.

- Вот и прекрасно. А я посижу, посмотрю футбол. Может, Макс заглянет. Ты не против?

- Нет, я не против. Пусть заглянет Макс. – Вот уж что совсем нереально, так это его вопрос – не против ли я прихода в гости его друга! Такого не бывает в жизни, только в сказках…

- Вот и хорошо. А ты не хочешь пройтись по магазинам? Я хотел бы, чтобы вечером ты выглядела ослепительно. Давай купим тебе что-то новенькое? – Дима мягко и открыто улыбнулся.

- Ты же презираешь походы по магазинам! – Это не тот человек, с которым я больше полугода веду глупые баталии на почве его ревности. Это его клон, только без некоторых заскоков.

- Дорогая моя, я так хочу сделать для тебя что-то приятное! Не надо смотреть на меня, как на идиота! Я, правда, хочу немного обновить твой гардероб, ты против?

- Нет, я за. Сейчас позавтракаем и пойдём, да?

- Да. Так и поступим. Хочешь взять с собой Лёку? – ГОСПОДИ! Всё-таки ответь мне честно, что ты сделал с моим Димой?!

- Она сейчас не сможет. Её сестра только в пять приезжает, так что Юлёк сидит с племянниками.

- Ничего. Я тоже могу сойти за роль подружки в шоппинге. Давай завтракай, а я пойду, заправлю кровать…

После завтрака я пошла кормить любимую морскую свинку, и Фима укусила меня за указательный палец! Она никогда не выказывала какой-либо агрессии, уж тем более в мой адрес, а тут – кусается! Не скажу, что больно, просто обидно…

Странные дела творятся в этом доме. Я и не подозревала, что день начнётся с такого сумасшествия. Но это даже к лучшему. Может, всё наладится, и Дима успокоится, наконец?


Ирэн.

Глава вторая.


Мы таки пошли по магазинам, купили много симпатичных вещичек, что самое интересное, только мне. На мужские вещички Димка и смотреть не хотел, мотивируя это тем, что сегодня мой день и всё только для меня.

Ровно в половине седьмого мы с Лёлькой уже входили в наш любимый бар, находящийся на юге города в очень симпатичном местечке. Там всегда тихо, спокойно, никаких драк или разборок, да и посетители почти всегда постоянные, все одни и те же лица. Со многими уже стоило бы здороваться, так как видимся почти каждый день.

Едва мы вошли и хотели уже проходить к любимому столику, как у меня заиграл и засверкал всеми цветами радуги мобильный. Звонил Дима.

- Привет, зайка моя. Как вам отдыхается? – Услышала я, выйдя на улицу и взяв трубку.

- Да мы только зашли, ещё даже присесть не успели. Как ты там?

- Макс через пять минут будет, будем футбол смотреть. Как Лёка отнеслась к новым шмоткам?

- Димочка, она в восторге и тоже не понимает, что на тебя нашло. – Я сказала абсолютно честно. Стоило Юляшке увидеть меня во всём новом и услышать, будто всё это преподнёс мне в подарочек Дмитрий Иванович, она сразу вынесла вердикт: он сошёл с ума или завёл любовницу. В первом утверждении я была полностью солидарна с подругой, а вот второе – спорный вопрос.

- Любимая, я же сказал, хотел сделать тебе приятное! Ну что ты везде подводные камни ищешь? – Димка, кажется, обиделся на мои слова.

- Хорошо, я всё равно рада, что ты больше не злишься и вообще, изменился.

- Детка, всё только для тебя. – В трубке послышался звонок. - Ладно, пойду, открою, Макс пришёл. Счастливо отдохнуть, Лёке – привет. Целую, люблю.

- Максу тоже привет передай. – Я отключила телефон и вошла обратно в зал. Юлька ждала меня у барной стойки.

- Ну, подруга, отдохнём сегодня с тобой, ага? – У Юльки явно поднялось настроение, пока меня не было. Интересно, что этому послужило виной?

Когда мы сели за столик, она начала быстро шептать мне на ухо:

- Видишь, за соседним столиком два парня?

- Вижу. Не такие уж они и парни, скорее, мужчины в самом рассвете сил.

- Это и важно! Смотри, какие симпатяги! Красавчики, заметь, явно не бедные, полностью в нашем распоряжении! – У Лёки загорелись глаза, а от её жаркого шёпота у меня, кажется, даже ухо вспотело.

- Милая моя, да с чего ты взяла, что в нашем распоряжении? И вообще, у меня только с Димкой всё налаживаться стало, а ты мне мужиков подсовываешь! А ещё подруга называется!

- Тебе этот кретин только голову морочит! Бросай его к чёртовой матери, давно говорю тебе. А тут такие мужчины, ах… - Лёка томно и немного с сожалением вздохнула и отстранилась от меня. – Ладно, матрёшка, ты как хочешь, а я буду ждать их действий и обязательно отреагирую как надо. И они в нашем полном распоряжении потому, что, во-первых, уже запали на нас; во-вторых, здесь нет никого достойного их внимания. Вот так!

Тут пришло время делать заказ, о чём нас и оповестила наша любимая официантка Людочка. Мы взяли креветок, пива, всякой белиберды, лишь бы заставить стол, а там уж как-нибудь справимся. Только Люда отошла от нашего столика, у меня вновь зазвонил телефон. На этот раз звонил тот самый Денис, чей номер после удаления его Димой, вновь был водворён на место. Я вышла на улицу, чтобы поговорить, так как не люблю, когда за соседними столиками все слушают, о чём я говорю. Дорогой друг Ден сообщал, что нашёл классную программку и мог бы мне её установить за просто так, от широты душевной. Мы мило побеседовали, после чего я вернулась в зал. Стоило только войти, как я наткнулась на одного из тех мужчин, что так привлекли внимание Лёки; это был тот, что сидел ко мне спиной. Он легонько остановил меня едва уловимым движением рук и бархатным голосом произнёс:

- Девушка, могу я с вами познакомиться и, если согласитесь, предложить вам с подругой присесть за наш столик?

- Даже вот так? Сразу? – Я улыбнулась, чтобы немного разрядить ситуацию, так как он явно был смущён и боялся чего-то. «Меня что ли боится?» - промелькнуло в голове.

- Простите уж за такую крейсерскую скорость… - Он тоже улыбнулся, выпуская пар из ушей, что накопился там от неуверенности в чём-то.

- Мы с подругой подумаем. Хорошо?

- Конечно…

Когда я вернулась за столик, сразу стало ясно - Юлька ликовала, и в душе её звучали фанфары:

- Вот видишь! Я же говорила, что они на нас запали! Что он сказал?

- Предложил присесть за их столик. – Я не была в таком восторге, как она, потому как мне этот молодой человек не очень понравился в своём смятении и смущении. В нелепом страхе и неуверенности в себе. Хотя, с другой стороны, у него великолепный голос, потрясающие голубые глаза мартовского кота, чувственные губы и… Нет, он мне всё-таки немного понравился.

- Нет. Так дело не пойдёт. Мы с тобой никуда не пойдём. Пусть они к нам подсаживаются.

- Отлично. Как только он подойдёт, сама ему об этом и скажешь.

По прошествии примерно минут десяти голубоглазый кот подошёл к нашему столику:

- Ну что, вы обсудили наше с другом предложение?

Я не успела даже рот открыть, как Лёка ответила:

- Мы с удовольствием с вами пообщаемся, только за нашим столиком.

- Нет проблем! Мы сиюминутно присоединимся к вам. – Передав Лёкины слова своему другу, кот, указав на стул, стоящий рядом со мной, спросил: - Можно?

- Конечно.


Ирэн.

Глава третья.


Голубоглазого кота звали Андрей, его друга – Стас. Они приехали в наш город по работе, в подробности которой ни мы с подругой, ни они вдаваться не хотели. Когда Андрей присел рядом со мной, я заметила то, на что по странной причине не обратила внимание раньше. Обручальное кольцо на правой руке было красноречивее всех возможных слов. Я безмерно удивилась тому, с каким разочарованием об этом подумала; почему-то сразу нарисовалась ни с того ни сего в голове возможно не существующая картинка, где Андрей вот точно так же знакомится со своей настоящей теперь уже женой… И стало так обидно, не поверите! Обидно за то, что именно этот мужчина и именно сейчас, в этой жизни, совсем даже не свободен.

(Внутренний голос: «ДОРОГАЯ!!! У ТЕБЯ ЕСТЬ ГРАЖДАНСКИЙ МУЖ! КАКОГО ЧЁРТА РАССТРАИВАТЬСЯ?!»)

Я сообразила, наконец, как глупо обижаться на его брак, когда сама без пяти минут замужем…

- Ну, а вы, девушки, чем вообще занимаетесь? – Вопрос Стаса прозвучал для меня словно сквозь меховую шапку так же глухо. Зато он разбудил меня, вытащил из наваждения, заставил мой взгляд сфокусироваться на самом собеседнике, а не на тарелке с нежно-розовыми креветками.

По своему обыкновению, не дав мне и рта открыть, Лёка начала рассказывать о себе всё, что можно, что нельзя, нужное и совершенно бесполезное, не забывая добавлять и немного информации обо мне. Её тирада заставила меня вновь окунуться глазами в тарелку с морепродуктами, где на сей раз я увидела… нежные, тёплые, по-детски смущённые, кошачьи-кошачьи глаза Андрея. Я чуть со стула не упала, когда поняла, что на самом деле пристально смотрю ему в глаза, и ещё неизвестно, что там в моих зелёных очах написано.

- Что с тобой? – Почти шёпотом, как-то интимно даже, я бы сказала, спросил он у моих глаз.

- Всё хорошо… А ты не хочешь прогуляться? Прости, это звучит нелепо, но просто хочется на воздух, пройтись, поболтать о чём-то. Если не хочешь, останемся, я чуть-чуть пообщаюсь с твоим другом, а ты с моей Лёкой…

- Это прекрасная идея – прогуляться. Я в этом городе второй раз, да и то в первый почти не выходил никуда, а очень хотелось бы узнать его получше. Вот и покажешь мне свой городок заодно с приятным времяпрепровождением на воздухе. – Кот мило улыбнулся, глядя в мою душу сквозь зрачки.

-Лёк, Стас, мы пойдём, прогуляемся, а вы пообщайтесь. Я просто сегодня целый день в каком-то нервном напряжении, так что хочется развеяться. Не обидитесь? – Я так надеялась, что Юлька не обидится, вы себе не представляете! Больше всего я сейчас не хотела ни с кем ссориться.

- Нет, конечно. Идите. Тебе, Ирэнка, правда, надо развеяться. А нам и так не плохо, правда, Стас? – ЛЁКА САМАЯ ЛУЧШАЯ ПОДРУГА НА СВЕТЕ!

- Да, я тоже так думаю, - ответил Станислав, пристально, немного с укоризной и обидой глядя куда-то сквозь меня. Повернувшись, я поняла, куда он смотрел – прямо на Андрея, который уже успел подняться со стула и ждал меня. – Мы прекрасно проведём время с Юлечкой.


***

Видимо, так должны начинаться все трогательные истории любви: мы гуляли всю ночь; разговаривали обо всём на свете; нам казалось, будто мы знаем друг друга всю жизнь; мы целовались под луной, и это были самые чудесные мгновения в жизни нас обоих… Хм, видимо, и моя история должна была начаться и закончиться так же, но что-то в наших гороскопах, звёздах, судьбах – называйте как хотите – не совпало, и всё получилось не так.

Да, мы действительно прогуляли всю ночь, болтая о всякой всячине. Да, нам на самом деле казалось, что мы знакомы всю жизнь. Нет, мы не целовались не только не под луной. Мы вообще не целовались. Потому что одна из тем разговора коснулась наших личных жизней, и я сказала себе – СТОП!

- А ты, как я посмотрю, состоишь в законном браке? Наверняка, это какая-то великолепная женщина, без которой твоя жизнь не имела бы смысла, так? – Я решила первая поинтересоваться его семейным положением.

- Ну, ты знаешь…

- Нет, только не говори, что она страшная, толстая, ты с ней давно не спишь, и, в придачу к этому всему, она ещё чем-нибудь неизлечимо больна. Это так нелепо звучит из уст женатых мужчин, что просто тошноту вызывает.

- Я не это хотел сказать. Моя жена на самом деле великолепная женщина. Четыре месяца назад она подарила мне прекрасную дочку, назвали Марианной. Правда, на маму она совсем не похожа, вся в меня.

- Поздравляю! Правда, совершенно искренне за вас рада! Я вот тоже подумываю о детях, но в будущем. Дети – это прекрасно.

- А что, ты часто сталкивалась с такими вот лицемерными мужчинами? – Андрея явно задела эта моя фраза. Только вот не могу понять – это мужская солидарность, и ему обидно за то, что встречаются такие идиоты среди представителей его пола; или же ему каким-то образом обидно за меня, будто мне такое говорили?

- Нет, я не сталкивалась. У моей подруги таких ситуаций было великое множество. После каждой из них, что самое интересное и нелепое, она искренне недоумевала – а почему он бросил её? Ведь жена и так вся больная, они не спят давно… Как можно отказаться от такой девушки, как Лёка?

- А, так это была Лёля? Что ж, бывает и такое в нашей жизни. У тебя кольца на пальчике нет, но ведь это ни о чём не говорит. Как у самой с семейным положением?

- У меня муж имеется, но только гражданский. Мы вместе уже полтора года.

- О, он, наверное, дико ревнив?

- Как ты угадал? Да, ревнив как Отелло. Но, несмотря на это, я продолжаю любить его и стараться меньше расстраивать, злить, заставлять ревновать…

На этой ноте мы перестали обсуждать наши вторые половинки, так как и тема была исчерпана, да и мне как-то не очень хотелось слушать подробности его семейной жизни. Как мне показалось, его расстроило моё сообщение о наличии мужа, но оно и к лучшему – не будет пытаться сделать из меня любовницу.

(В этот момент внутренний голос завопил: «НО ТЫ ЖЕ ХОЧЕШЬ ЭТОГО!!! ХОЧЕШЬ!!!» Голос разума: «Нет. Не хочу и не буду даже думать об этом.»)

Мы ещё долго гуляли по городу. Я рассказывала о достопримечательностях, за что была названа гидом-экскурсоводом и приглашена на свидание, которое на самом деле вовсе даже не свидание, а очередная экскурсия, и я могу отказаться, если не желаю провести время в компании самого внимательного туриста на свете. Я … согласилась. Во-первых, мне очень приятно и легко общаться с Андреем; во-вторых, он здесь больше практически никого не знает – должна же хоть я помочь. Прощаясь, он поцеловал мою ручку и поблагодарил за чудесную прогулку. Я ответила взаимностью, кроме поцелуя, конечно.

Мы договорились встретиться завтра, а точнее будет сказать – сегодня, потому, как уже пять часов утра, ровно в шесть вечера. На Набережной. На лавочке, где просидели всё-то время, пока шёл разговор о личной жизни друг друга.

Войдя в квартиру, я невольно вся внутри подобралась, ожидая криков, упрёков, оскорблений… Ничего подобного не последовало. Это уже интересно. Я прошла в зал – телевизор работает, но его никто не смотрит; на кухне тоже никого не оказалось; в остальных комнатах аналогично двум первым было пусто. Даже в ванной и туалете никого не оказалось, и эта ситуация начало меня пугать своей новизной и таинственностью.

Я вот уже пятнадцать минут сидела на кухне и пила одну за другой чашку кофе, когда хлопнула входная дверь. Через несколько минут вошёл в кухню и сам виновник такой метаморфозы с дверью – Димка. Конечно, он, кто ещё это может быть?! На удивление, он был абсолютно трезв, не побит, внешне спокоен… Интересное кино…

- Где ты был?

- Милая, знаешь, я увидел, как ты подходишь к дому, и решил сделать маленький сюрприз. – Тут у меня просто камень, нет, огромный булыжник, нет, невероятных размеров валун упал с души – прекрасно, что Андрей не проводил меня до подъезда, как хотел!!!

- Какой сюрприз?

- Зайди в спальню через пять минут, и сама всё увидишь. – Дима загадочно улыбнулся и исчез за дверью.

Минута прошла… Две… Три… Пять! Наконец-то! Я вышла в коридор и крикнула:

- Можно уже?

- Да. Можешь идти, – последовал ответ.

Войдя в комнату, я обнаружила множество свечей, расположенных, казалось, везде; на кровати лепестки красных и белых роз…

- Я люблю тебя больше всех на свете, милая моя девочка! Хотел сделать это завтра, но сделаю сейчас… - Мой дорогой Дима достал из кармана бархатную коробочку, и я чуть в обморок не упала… Нет, только не это!!! – Ты выйдешь за меня замуж, Ирэн?

Земля начала уходить из под ног, перед глазами замелькали чёрные мушки… Ведь я с какой-то стороны так этого хотела; помнится, даже намекала на логическое продолжение отношений, но это было пока не кончились те семь месяцев! Те счастливые семь месяцев!.. А что я теряю? Любимый мужчина

(Внутренний голос: «Любимый ли? А? А?! А?!?!»)

делает мне предложение, да ещё так романтично… Почему бы не согласиться? Да! Почему я не могу выдавить из себя эти две чёртовы буквы???

- Нет, Дим. Я не выйду за тебя замуж. И вообще, нам лучше расстаться. Прости меня, пожалуйста. Прошу тебя, не держи на меня зла. Я только сегодня поняла, что не люблю тебя. Понимаешь, совсем не люблю… - Я сказала. Я сказала ему правду, давившую на меня уже много месяцев. После чего подошла и попыталась обнять. – Прости, прошу…

- Хорошо. Я всё понимаю… - У него текли слёзы по щекам! Чёрт возьми, слёзы!!! Он убрал кольцо в карман, из которого доставал… - Я могу здесь переночевать сегодня?

- Ну, конечно. О чём ты говоришь! Конечно, можешь! – Самой хочется плакать…

- Я завтра заберу свои вещи и съеду, не волнуйся.

- Когда сможешь, тогда и делай это, Дим. Я ж не изверг. Не выгоняю тебя совсем и прямо сейчас, зачем ты так говоришь?

- Нет. Я сделаю это завтра. Не хочу портить тебе жизнь, мозолить глаза…

- Дим, я… - Он резко перебил меня.

- Всё. Ничего не говори. Ты не виновата. Это я - идиот. Не видел ничего вокруг. Даже не заметил, как любимая девушка разлюбила. Прошу, ничего не говори больше.

Он вышел из комнаты, а я принялась тушить свечи одну за другой; включила свет и собрала лепестки цветов с кровати, положила их в круглую вазочку – мой подарок Димке на полгода наших отношений… И легла спать.


Ирэн.


8626865391403767.html
8626942421762695.html
8627000589607272.html
8627155146543973.html
8627357620220049.html