Жак Косьюшко-Моризе - Пригово р именем российской федерациии

Жак Косьюшко-Моризе показал, что он наряду с другими был независимым членом Совета директоров ОАО «НК «ЮКОС». Он не зависел от Ходорковского М.Б., и тот никогда не предлагал ему голосовать за решения, сомнительные с точки зрения закона. С доводами обвинения о единоличном управлении Ходорковским М.Б. ОАО «НК «ЮКОС» не согласен, так как все решения принимались коллегиально на совете директоров компании. Он, как председатель комитета по аудиту совета директоров ОАО «НК «ЮКОС», участвовал в совещаниях о ходе подготовки и аудита финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС». На таких совещаниях аудиторы компании «ПрайсвотерхаусКуперс» не высказывали претензий к объему представленной им информации. Он давал аудиторам поручение звонить ему и обращаться лично в любое время по любым существенным вопросам и проблемам. Таких звонков ему ни разу не поступило. Из этого свидетель сделал вывод, что проблем у аудиторов не было. Отзыв компанией «ПрайсвотерхаусКуперс» своих заключений свидетель назвал неэтичным и отметил, что до отзыва компания преследовалась, а после отзыва нападки прекратились, о чем он делает вывод из средств массовой информации.

Одной из проблем в работе по подготовке финансовой отчетности ОАО «НК «ЮКОС», которые он помнит, это сокращение сроков ее выпуска и опубликования. Больше проблем не вспомнил.

Относительно компании «Юкос Кэпитал Сарл» показал, что сделки при нем были одобрены советом директоров. При этом признал, что сделки по займам были заключены между взаимозависимыми сторонами.

Оценивая показания свидетеля Косьюшко-Моризе, суд учитывает то обстоятельство, что данный свидетель, будучи членом совета директоров ОАО «НК «ЮКОС» является заинтересованным лицом и относится к ним критически.

Исследованными в суде доказательствами, в том числе и показаниями самого свидетеля Косьюшко-Моризе, установлено, что после введения его в состав совета директоров «ЮКОСа» он продолжал оставаться руководителем предприятия под названием «Кажи Сарл», которое продолжало оказывать консультационные услуги ОАО «НК «ЮКОС», а ОАО «НК «ЮКОС» продолжало платить фирме «Кажи Сарл», то есть фактически Косьюшко-Моризе.

Кроме того, суд считает доказанным в ходе судебного следствия факт того, что Косьюшко-Моризе лично выступал компаньоном компании «Групп Менатеп Лимитед», принадлежащей Ходорковскому М.Б. и Лебедеву П.Л., в период 2001 г. и позднее, то есть в период его членства в Совете директоров ОАО «НК «ЮКОС», по совместному инвестиционному проекту по строительству торгового комплекса в г. Москве.

Суд считает, что при таких обстоятельствах Косьюшко-Моризе, как член Совета директоров, не мог быть независим от Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л., и не являлся независимым членом совета директоров.

Подтверждением этому является и то обстоятельство, что ни в одном документе, исследованном в суде, в том числе в протоколах заседаний совета директоров ОАО «НК «ЮКОС», нет сведений о наличии у Косьюшко-Моризе собственного мнения, ни разу он не голосовал против мнения другого члена совета директоров Ходорковского М.Б. По мнению свидетеля, никакого нарушения закона при таком голосовании он не совершил, но в то же время, Косьюшко-Моризе пояснил, что институт независимых членов Совета директоров в «ЮКОСе» развит не был и не отвечал западноевропейским стандартам.


Оценивая показания свидетеля Косьюшко-Моризе о взаимоотношениях с компанией «ПрайсвотерхаусКуперс», суд считает, что выводы свидетеля не обоснованы исследованными в суде доказательствами.

В частности, свидетель сообщил, что ни об одной проблеме аудиторы компании «ПрайсвотерхаусКуперс» ему не сообщали. Однако в суде исследованы многочисленные доказательства, подтверждающие факты того, что имели место обсуждения многочисленных вопросов, касающихся, в частности, независимости компаний «Белес», «Балтик» и «Саус», причин выплат Муравленко, Иваненко, Казакову и Голубеву, выкупа ОАО «НК «ЮКОС» долгов банка «Менатеп», что не отрицалось и подсудимыми. Однако свидетелю Косьюшко-Моризе, бывшему председателю комитета по аудиту совета директоров, эти проблемы были неизвестны, хотя некоторые из них обсуждались в ОАО «НК «ЮКОС» длительное время. Свидетель Косьюшко-Моризе затруднился описать функции, выполнявшиеся помощником финансового директора ООО «ЮКОС Москва» Франком Ригером. Более того, Косьюшко-Моризе, назвав Ходорковского М.Б. главным должностным лицом нефтяной компании ЮКОС, не смог обосновать, на основании какого решения акционеров, совета директоров, пункта Устава нефтяной компании или нормой закона Ходорковский М.Б. мог исполнять полномочия руководителя компании, являясь лишь председателем одного из комитетов совета директоров.

Это может свидетельствовать только о том, что Косьюшко-Моризе свои функции в совете директоров и в его комитетах выполнял номинально.

Суд критически относится к показаниям свидетеля и считает их не конкретизированными, не содержащими каких-либо обоснованных сведений, которые могли бы оспаривать предъявленное подсудимым обвинение. Все его показания основаны на неконкретных, противоречивых сведениях и предположениях.


Допрошенный в качестве свидетеля в суде по инициативе стороны защиты бывший начальник управления консолидированной финансовой отчетности ООО «ЮКОС Москва» Золотарев П.С. не смог подтвердить доводы Ходорковского М.Б., Лебедева П.Л. и защитников о невиновности подсудимых.

В частности, Золотарев П.С. не смог рассказать о механизме контроля над нераспределенной прибылью ОАО НК «ЮКОСа», подтвердив, что о такой прибыли должны быть информированы акционеры компании и руководство компании должно явно проявлять свои намерения относительно этой прибыли. Свидетель не смог ничего пояснить о наличии либо отсутствии связанности с Ходорковским М.Б., Лебедевым П.Л. и ОАО «НК «ЮКОС» компаний «Белес», «Балтик» и «Саус». Несмотря на то, что по занимаемой должности он нес ответственность за организацию ведения консолидированной отчетности, Золотарев П.С. не смог даже назвать конкретное лицо (лиц), которые определяли периметр консолидации «ЮКОСа».

Суд критически относится к показаниям свидетеля и считает, что неконкретность показаний Золотарева П.С., вызвана его не осведомленностью в вопросах, исследованных в суде. Сам свидетель Золотарев П.С. суду подтвердил это, пояснив, что он лишь номинально возглавлял названное управление, а всеми вопросами составления консолидированной отчетности занимались сотрудники профильных подразделений.


Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, суд находит вину подсудимых Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. полностью установленной совокупностью исследованных доказательств.

Суд признает представленные стороной обвинения доказательства относимыми, допустимыми, достоверными, основанными на законе, так как они получены в соответствии с требованиями действующего уголовно-процессуального законодательства, и достаточными для разрешения данного уголовного дела, а потому считает возможным положить их в основу приговора.

В связи с этим суд не может признать убедительными доводы стороны защиты о недопустимости ряда доказательств.


Защитники подсудимых Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. заявили ходатайства о признании недопустимыми доказательствами и исключении из числа доказательств:

- постановлений о производстве выемок и протоколов выемок в период 2004-2005 гг. в НБ «Траст», ОАО «Актив Банк» в помещениях по адресам г. Москва, Уланский пер, д.24 стр.1, д.26, г. Москва, Колпачный пер, д.4/4, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Коммунистическая, д.54; (т.89 л.д. 1-2, 3-5, т.71 л.д. 1-2, 3-6, 34-43, 221-223, т.75 л.д. 1-2, 3-5, т.72 л.д. 231-232, 234-237, т.67 л.д. 1-3, 4-6, 25-28, т.90 л.д.1-3, 4-9, т.70 л.д. 179-181, 182-185, 186-190, 191-193, 194-196, т.69 л.д. 177-178, 179-182, т.78 л.д. 1-3, 4-7, 8-18, т.89 л.д. 73-75, 76-81, 106-109, 6-7, 8-12, 110-111, 112-115, т.101 л.д. 1-2, 3-5, т.64 л.д. 254-256, 257-276, т.90 л.д. 1-3 4-9, т.146 л.д. 70-71, 75-76),

- постановлений о производстве выемки и обыска в адвокатском бюро «АЛМ Фельдманс» по адресу: г. Москва, Сеченовский пер., д.6/1 от 12.11.2004 г. и 14.12.2004 г., а также протоколов выемки от 12.11.2004 г. и обыска от 15.12.2004 г. (т.146 л.д. 33-40, т.99 л.д. 1-2, 3-8, 9-12, 18-339, т.100 л.д. 41-42, 43-48, 49-278);

- постановления о производстве обыска в помещениях по адресу Московская обл., Одинцовский р-н, д. Жуковка д. 88 «А» от 08.10.2003 г., протокола обыска от 09.10.2003 г. (т.35 л.д. 1-4, 5-37, т.36 л.д.1-300, т.37 л.д.1-318);

- предметов и документов, изъятых в ходе вышеуказанных следственных действий, а также при производстве выемок в помещении ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» по адресу: г. Москва, Космодомианская наб., д.52, стр.5, постановления о производстве выемки от 03.03.2005 г., протокола выемки от 14.03.2005 г., постановления о производстве выемки от 07.06.2005 г., протокола выемки от 08.07.2005 г., протокола выемки от 19.01.2007 г. и 08.02.2007 г., протоколов выемки от 09.01.2007 г., 10.01.2007 г., 12.01.2007 г., 16.01.2007 г., 19.01.2007 г., произведенных на основании постановления Басманного районного суда г. Москвы от 26.12.2006 г. (т.131 л.д.186, 188-190, 191-289, т.31 л.д.181-182, 183-186, 188-239), т.115 л.д. 44-47, т.122 л.д. 8-9, т.118 л.д.1-12, 38-72, 84-165, 243-245, 254-358, т.122 л.д. 10-229, т.115 л.д. 9-12, 13-18, 19-24, 25-31, 32-34, 121-301, т.116 л.д.1-306, т.117 л.д.1-302, т.118 л.д.1-358, т.119 л.д.1-235).


Согласно доводам защитников, вопреки требованиям п.7 ч.2 ст.29 УПК РФ, судебного разрешения на производство выемок в банках, адвокатском бюро и аудиторской фирме получено не было, и орган обвинения в 2004-2005 гг. ограничился лишь вынесением постановлений от имени следователя с согласия заместителя Генерального прокурора Российской Федерации.

При этом они ссылаются на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29.06.2004 г. № 13-11 из которого следует, что приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным: он может быть ограничен. О безусловном приоритете норм уголовно- процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо УПК РФ) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные их особым правовым статусом.

Свои доводы защитники обосновывают также ссылкой на определение Конституционного Суда Российской Федерации № 439-О от 08.11.2005 г. «По жалобе граждан Бородина С.В., Буробина В.Н., Быковского А.В. и других на нарушение их Конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 УПК РФ», согласно которому положения статей 7, 29, 182 УПК РФ в их конституционно-правовом смысле и в системном единстве с положениями п.3 ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предполагает производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения.

Защитники полагают, что производство выемок на основании постановлений следователя без судебного решения в ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» противоречит требованиям Федерального закона № 119-ФЗ от 07.08.2001 г. «Об аудиторской деятельности», определения Конституционного Суда Российской Федерации от 02.06.2006 г. № 54-0 «По жалобам ООО «Аудиторская фирма «Аристалюкс» на нарушение Конституционных прав и свобод положениями статей 7, 75 и 183 УПК РФ» предполагающих выемку предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну, исключительно на основании судебного решения.

Согласно доводам защитников, соответствуют требованиям уголовно-процессуального законодательства только выемки, произведенные 29.12.2006 г. и 17.01.2007 г. на основании постановлений Басманного районного суда г. Москвы, соответственно, от 26.12.2006 г. и от 15.01.2007 г., а постановления следователя о производстве выемки от 03.03.2005 г., 07.06.2005 г. протоколы выемки от 14.03.2005 г., 08.07.2005 г., 19.01.2007 г., 08.02.2007г., 09.01.2007 г., 10.01.2007 г., 12.01.2007г., 16,01,2007 г., 19.01.2007 г. незаконны, поскольку на производство каждого следственного действия следователь обязан был получить судебное решение.

Исследовав материалы уголовного дела с учетом мнения сторон, высказанных в связи с этими ходатайствами в судебном заседании, суд считает, что из п. 7 ч.2 ст.29 УПК РФ действительно следует исключительная правомочность суда принимать решение о производстве выемки предметов и документов в банках и иных кредитных организациях. Однако согласно специальной норме – статье 183 УПК РФ необходимым условием для принятия такого решения является то, что в этих предметах и документах должна содержаться информация о вкладах и счетах граждан.

Как следует из указанных в ходатайстве материалов уголовного дела, выемки в ОАО «Актив Банк», в ОАО НБ «Траст», ОАО Инвестиционный банк «Траст» проводились исключительно для изъятия предметов и документов, содержащих информацию, касающуюся вкладов и счетов организаций. Документы с таким содержанием и были изъяты.

В период производства выемок в 2004-2005 г.г. действующая до 05.06.2007 г. редакция ст.183 УПК РФ обязывала производить выемку документов, содержащих охраняемую федеральным законом тайну только с санкции прокурора. Это требование закона следователем выполнено.

Кроме того, несостоятельность доводов защитников подтверждается приговором Басманного районного суда г. Москвы от 01.03.2007 г. в отношении Малаховского В.Г. и Переверзина В.И. (т.152 л.д.125-176), вступившим в законную силу по определению судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21.06.2007 г. (т.152 л.д.177-196), из которого видно, что (т.152 л.д. 89-90) вина подсудимых Малаховского В.Г. и Переверзина В.И. в совершении инкриминируемых им деяний подтверждается копиями протоколов выемок и обысков, проведенных в частности в ОАО «Коммерческий банк «Менатеп СПб» (новое название ОАО «Национальный банк «Траст»), ОАО «Инвестиционный банк «Траст» (прежнее название АКБ «Доверительный и Инвестиционный банк») и др., копиями изъятых документов.

Согласно положению статьи 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные приговором, вступившим в законную силу, признаются судом без дополнительной проверки.

Ссылку защитников в ходатайствах по поводу изъятия предметов и документов в адвокатском бюро АЛМ «Фельдманс» на определение Конституционного Суда Российской Федерации № 439-О, нельзя считать обоснованной. Данное определение вынесено Конституционным Судом Российской Федерации 08.11.2005 г., тогда как обжалуемые действия состоялись еще в 2004 году.

Кроме того, как следует из материалов уголовного дела, в ходе следственных действий в помещении адвокатского бюро АЛМ «Фельдманс» не изымались досье адвокатов и другие документы, касающиеся оказания адвокатами юридической помощи гражданам и организациям. Изъятые документы содержат информацию о деятельности Ивлева и других лиц, которые управляли счетами коммерческих организаций, используемых членами организованной группы в качестве орудия легализации похищенного имущества.

Суд также учитывает, что Басманный районный суд г. Москвы постановлениями от 21.09.2007 г. и 30.10.2007 г. оставил жалобы защитников на действия следователей при производстве выемки и обыска в адвокатском бюро «Фельдманс» без удовлетворения.

Производство следственных действий в ЗАО «ПрайсвотерхаусКуперсАудит» по адресу: г. Москва, Космодомианская наб., д.52, стр.5, 08.02.2007г., 10.01.2007 г., 12.01.2007 г., 16.01.2007 г., 19.01.2007 г. соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства и, в частности, статей 182 и 183 УПК РФ.

Давая разрешение на производство выемки в одной и той же аудиторской организации 15.01.2007 г. Басманный районный суд г. Москвы исходил из того, что все требования уголовно-процессуального законодательства при этом соблюдены, учитывал объемность и продолжительность следственных действий, но не ограничивал следователя во времени их производства. Выемки 19.01.2007 г. и 08.02.2007 г. произведены следователем на основании законного судебного решения с соблюдением норм УПК РФ, которые не предусматривают получение отдельных судебных решений для производства следственного действия, продолжаемого в течение нескольких дней в одном и том же месте.

Суд не находит оснований признавать недопустимыми доказательствами и документы, изъятые в указанных аудиторских организациях на основании постановлений следователя от 03.03.2005 г. и от 07.06.2005, г. поскольку уголовно-процессуальное законодательство, и, в частности, статьи 29 и 183 УПК РФ в редакции, действующей до 05.06.2007 г. в период обжалуемых защитниками следственных действий, не содержали дополнительных требований к получению судебных решений для производства выемки в аудиторских организациях. Статья 4 УПК РФ обязывала при производстве по уголовному делу применять уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ,


Суд считает необоснованными доводы защитников о незаконности производства обыска в доме № 88 «А» по адресу Московская обл., Одинцовский р-н, д. Жуковка 09.10.2003 г., в т.ч. о том, что изъятие документов производилось в помещениях, которые являлись рабочим местом адвоката Дреля А.В. и были арендованы адвокатским бюро АЛМ «Фельдманс».

Судом установлено, что в ходе обыска не изымались документы, представляющие собой досье адвоката Дреля А.В., а также документы, касающиеся оказания им и другими адвокатами юридической помощи гражданам и организациям.

Изъятые документы касаются действий Дреля А.В. по проведению финансовых операций, в том числе в пользу лиц, являющихся членами организованной группы.

Из материалов уголовного дела следует, что адвокатское бюро во время производства обыска в 2003 году и позднее было зарегистрировано и располагалось по адресу: г. Москва, Сеченовский переулок, д. 6/1, и каких-либо других документов или сведений, свидетельствующих о регистрации и местонахождении адвокатского бюро по другому адресу, у суда не имеется.

Ссылка защитников на статью 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» необоснованна.

В период обыска 09.10.2003 г. следователь, согласно статье 4 УПК РФ, должен был руководствоваться действующими нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, из статьи первой которого было видно, что уголовное судопроизводство на территории Российской Федерации осуществляется на основании Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и в статье 182 которого не содержалось требований о том, что обыски в адвокатских образованиях должны производиться на основании судебного решения.

Суд также учитывает, что законность и обоснованность производства обыска 09.10.2003 г. в помещении, расположенном в доме 88-а в д. Жуковка, Одинцовского р-на, Московской области подтверждена приговором Мещанского районного суда г. Москвы от 16.05.2005 г. по уголовному делу в отношении Ходорковского М.Б., Лебедева П.Л. и Крайнова А.В., в котором исследовались документы, в том числе постановления о производстве обыска и протоколы следственных действий.

Из приговора Мещанского районного суда г. Москвы от 16.05.2005 г. следует, что суд, оценив изложенные доводы защиты о незаконности производства обысков в деревне Жуковке, в том числе 09.10.2003 г., считает их надуманными и не состоятельными, и признает как проведение самих обысков, так и протоколы этих обысков соответствующими требованиям уголовно-процессуального законодательства, и, следовательно, документы, изъятые в ходе этих обысков, как полученные установленным законом способом, поскольку обыски были проведены на основании соответствующих требованиям уголовно-процессуального закона постановлений, вынесенных и согласованных надлежащими процессуальными должностными лицами с соблюдением порядка проведения такого вида процессуального действия, порядка составления, формы и содержания соответствующих протоколов, произведенных и составленных надлежащими процессуальными должностными лицами в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Согласно доводам защитника Краснова В.Н., в томе 35 на л.д. 277-280 не указано, по какому уголовному делу оформлялся протокол осмотра от 16.10.2003 г. и отсутствует подпись специалиста Вороны.

Суд считает, что данный протокол осмотра соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства. В протоколе осмотра обозначена дата обыска 09.10.2003 г. Два постановления о производстве этого обыска от 08.10.2003 г. по уголовному делу № 18/41-03 соответственно в домах 88-а и 112 по адресу: Московская обл., Одинцовский р-н, д. Жуковка находятся на листах дела с 1 по 4 и с 83 по 86. Протоколы обысков от 09.10.2003 г. на основании этих постановлений находятся в этом же томе на листах дела 5-37, 38-48, 49-61, 62-82, 87-98, 99-106. Подпись специалиста Вороны действительно отсутствует, однако и подробности участия специалиста в осмотре не отражены. Таким образом, отсутствие его подписи не свидетельствует о недопустимости доказательства. Статьи 166 и 177 УПК РФ, регламентирующие порядок составления протокола следственного действия и производства осмотра, а также иные нормы УПК РФ не содержат требований о необходимости указывать в протоколе номер уголовного дела.


Согласно доводам защитника Краснова В.Н., в томе 32 на л.д. 4-16 и 17-20 находится договор цессии и его перевод, на л.д. 24-26 договор купли-продажи векселей, на л.д. 27-28 и 29-30 договор об урегулировании и его перевод, на л.д.31-33 и 34-36 договор купли-продажи векселей и его перевод, на л.д.37-38 и 39-41 л.д.42-45 и 46-49 договоры о передаче долга, на л.д. 51-52 и 53-54 договор об урегулировании, на л.д.124-137 отчет директоров о финансовой отчетности компании «Саус Петролеум» и его перевод, на л.д. 169-179, 191-201 отчет директоров и финансовая отчетность компании «Балтик Петролеум Трейдинг Лимитед», на л.д. 93-110 документы, касающиеся компании «Саус Петролеум». Защитник просил рассмотреть вопрос о недопустимости этих доказательств, а также документов, находящихся в томе 33 на л.д. 2-183, так как документы не заверены и отсутствует подпись переводчика.

Суд считает доводы защитника безосновательными, поскольку перечисленные документы получены в ходе выемки у Анилиониса Г.П., произведенной 18.01.2007 г. на основании постановления. Документы и их переводы были осмотрены 16.11.2007 г. и приобщены к уголовному делу именно в том виде, в котором и были изъяты. Данные документы не могут быть признаны недопустимыми в соответствии со ст.75 УПК РФ, т.к. получены с соблюдением требований УПК РФ в ходе выемки, получены с готовыми переводами в копиях, что исключает заверение подписью следователя по правилам ст.154 УПК РФ (т.32 л.д.1-13). Факт выемки Анилионис Г.П. подтвердил в своих показаниях, данных в судебном заседании.


Согласно доводам защитника Краснова В.Н., в томе 38 на листе дела 197 находится письмо без даты с подписью неизвестного лица «Уважаемый Алексей Дмитриевич….»

Судом установлено, что этот документ приобщен к уголовному делу с соблюдением требований УПК РФ. Письмо изъято 25.12.2006г. на основании постановления в ходе выемки у Голубовича А.Д., о чем свидетельствует протокол выемки (л.д. 10-13) и запись под № 29 в протоколе осмотра ( л.д.14-21). Факт выемки Голубович А.Д. подтвердил в своих показаниях, данных в судебном заседании.


Согласно доводам защитника Краснова В.Н., в
8629208040895103.html
8629333679183681.html
8629445371096527.html
8629557139152838.html
8629710343841511.html